Главная страница
qrcode

Рекомендательные списки литературы для чтения 5-11 классы. Книги, помогающие жить Рекомендательный список литературы Маленьким


НазваниеКниги, помогающие жить Рекомендательный список литературы Маленьким
АнкорРекомендательные списки литературы для чтения 5-11 классы
Дата08.02.2017
Размер82 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаknigi-pomogajushhie_zhit.doc
ТипДокументы
#35961
Каталог

С этим файлом связано 14 файл(ов). Среди них: ___.doc, _...-.doc, _-__.doc, velikie_knigi.doc, uchebniki_5-9_kl.fgos.doc, uchebniki_10-11_kl..doc, rekomendatelnye_spiski_literatury.doc, pravila_polz-inf-bibli-cenr..doc, polozhenie_ob_inf.bibl.centre_gimnazii.doc, obrazovanie-dok.doc и ещё 4 файл(а).
Показать все связанные файлы

«Книги, помогающие жить»

Рекомендательный список литературы


Маленьким

Андерсен Х. К. Ангел. Любое издание. 

«Каждый раз, как умирает доброе, хорошее дитя, с неба спускается божий ангел, берет дитя на руки и облетает с ним на своих больших крыльях все его любимые места. По пути они набирают целый букет разных цветов и берут их с собою на небо, где они расцветают еще пышнее, чем на земле». Так случилось и на этот раз: «И дитя широко-широко открыло глазки, вглядываясь в прелестное, радостное лицо ангела. В ту же самую минуту они очутились на небе у Бога, где царят вечные радость и блаженство. Бог прижал к своему сердцу умершее дитя - и у него выросли крылья, как у других ангелов, и он полетел рука об руку с ними». 

Андерсен Х. К. Стойкий оловянный солдатик. Любое издание. 

Все солдатики были совершенно одинаковы, кроме одного, который был с одной ногой: его отливали последним, и олова немножко не хватило. Но он стоял на своей одной ноге так же твердо, как другие на двух. Одноногий солдатик, как раз, и оказался самым замечательным из всех. А его недостаток с лихвой.

Вэнблад М. Птенчик Короткие Крылышки / Матс Вэнблад, Пер Густавссон; рис. П. Густавсон; пер. со швед. Е. Ермалинской. – М. : Текст, 2001. – 26 с. : ил.

Птенчик родился не таким как другие: его короткие (недоразвитые) крылышки не позволяют ему летать. Многие спешат ему на помощь, но Птенчику Короткие Крылышки предстоит самому разобраться, кто он такой и как ему жить в этом мире. И научиться самостоятельно решать свои проблемы, чтобы не быть обузой для других. 

Габбе Т. Г. Город мастеров, или Сказка о двух горбунах. Любое издание 

Это одна из наиболее известных детских пьес Тамары Габбе о добре и зле: о двух горбунах – добром и злом. Книга была написана в годы Великой Отечественной Войны, в блокадном Ленинграде. В процессе работы писательница изучала старую фламандскую сказку "Караколь-Бистеколь". Пьеса-сказка вышла отдельной книжкой в 1943 г. Но и современным читателям интересны описанные в пьесе события, происходящие в средневековом порабощенном городе и сказочные персонажи, которые не желали мириться с участью рабов. 

О первой постановке пьесы вспоминает Лидия Чуковская: «Сегодня у меня праздник: была на Тусином «Городе мастеров». У дверей театра толкотня. Мальчишки рвутся внутрь; контролерши смотрят на них как на личных врагов….

Пьеса так богата, сказочная основа так счастливо в ней расцветает, спектакль… чудесен…». 

Катаев В. П. Цветик - семицветик. Любое издание. 

«Лети, лети, лепесток,

Через запад на восток,

Через север, через юг,

Возвращайся, сделав круг.

Лишь коснешься ты земли –

Быть по-моему вели. 

Вели, чтобы Витя был здоров!», - проговорила девочка Женя, отрывая последний лепесток волшебного цветка. И в ту же минуту мальчик Витя, обреченный пожизненно ходить в уродливом башмаке на очень толстой подошве, «…вскочил со скамьи, стал играть с Женей в салки и бегал так хорошо, что девочка не могла его догнать, как ни старалась». Сказка со счастливым концом, которого могло и не быть. Ведь предыдущие желания Жени были совсем другими... 
Линдгрен А. Братья Львиное сердце / А. Линдгрен; пер. со швед.; худож. М. Осипова. – М.., - 1995. – 182 с. 


Трогательная повесть о братской любви, о верности, о храбрости и победе над смертью. Младший, Карл, тяжело болеет. Старший, Юнатан, утешает его, обещая, что если Карл умрет, то попадет в волшебную, прекрасную страну Нангиялу. Но случилось так, что Юнатан, спасая брата от пожара, гибнет сам. После смерти Карла братья встречаются в сказочной Нангияле. Но и там не все благополучно. Злой правитель и его страшное чудовище держат всю страну в страхе. Вызов им бросают братья Львиное Сердце. 


Линдгрен А. В сумеречной стране // Линдгрен А. Нет в лесу никаких разбойников: Сказки / Астрид Линдгрен; пер. со шведск. И. Новицкой; худож. И. Викланд, И. Ванг-Нюмен. – М.: Семья и школа, 1995. – С. 26-37 .

«У меня нога болит уже целый год. И все это время я пролежал в постели. Я совсем не могу ходить. Мама очень расстраивается из-за моей ноги. Однажды я услышал, как она сказала папе:

- Ты знаешь, я думаю, Ёран никогда больше не сможет ходить». Но маленький Ёран умеет не только ходить, но и летать… Каждый вечер вместе с господином Вечерином он отправляется в Сумеречную Страну, где больная нога (как и многое другое) «не имеет никакого значения»… 
Мамин-Сибиряк Д. Н. Серая Шейка. Любое издание 

Серой Шейкой мама Утка и папа Селезень называли свою калеку-дочь, «…у которой было переломлено крыло ещё весной, когда подкралась к выводку Лиса и схватила утёнка. Старая Утка смело бросилась на врага и отбила утёнка; но одно крылышко оказалось сломанным. 

- Даже и подумать страшно, как мы покинем здесь Серую Шейку одну, - повторяла Утка со слезами. - Все улетят, а она останется одна-одинёшенька. Да, совсем одна... Мы улетим на юг, в тепло, а она, бедняжка, здесь будет мёрзнуть...». И мёрзла Серая Шейка, и по стае своей скучала, и умирала от страха в лапы к лисе попасть. Пока не нашёл ее старик-охотник: «А мы вот что с тобой сделаем: я тебя внучкам унесу. Вот-то обрадуются... А весной ты старухе яичек нанесёшь да утяток выведешь. Так я говорю?». 

Тем, кто уже подрос

Болдуин Э.Н. Еще немного времени / Пер. с англ. И.М. Бернштейн. – М. : ОГИ, 2003. – 116 с. 

В центре повествования большая семья – папа, мама, три сестры и два брата. Четвертый ребенок в семье – Мэтти, у него синдром Дауна. Повествование ведется от лица десятилетней Сары. Такой ребенок в семье и для родителей, и для братьев и сестер – большая проблема и нелегкое испытание: «Дауненок хрупкий, ранимый, он будет во всем отставать от сверстников. Он может молчать и грустить, когда ты захочешь с ним пообщаться, и наоборот, шуметь и болтать без умолку, когда тебе захочется покоя и тишины. …некоторые люди, которые тебе были дороги и близки, вдруг отвернутся о тебя: отныне ты стала не совсем такой, как они. Для них теперь и ты тоже человек с ограниченными возможностями» 

На некоторое время Мэтти оказался в частном пансионе среди себе подобных. И все как будто бы неплохо складывается, можно жить легко и весело. Но что-то не так…Все заскучали без Мэтти. 
ДиКамилло К. Приключения мышонка Десперо, а точнее – Сказка о мышонке, принцессе, тарелке супа и катушке с нитками / Кейт ДиКамилло; пер. с англ. О. Варшавер; худож. И. Олейников. – М.: Махаон, 2008. – 208 с. 

Мышонок Десперо родился в замке, где его предки жили спокон веков. Но родился он не таким, как обычные мышата – у него были слишком большие уши, он не вовремя открыл глаза и потому не мог выжить, и конечно, он был заморышем. Братья и сестры держались от него подальше, родители опустили лапы, но Десперо выжил и вырос. Его сердечко умело любить и ему достало отваги спуститься в мрачное подземелье замка, куда коварные крысы хитростью заманили принцессу. И он спас ее, вопреки своим слабым силам и страхам и подвиг его примирил всех обитателей замка и подземелья. 

Ермолаев Ю.И. Дом отважных трусишек : Повесть / Рис. Д. Боровского. - М. : Детская литература, 1975, - 185 с.: ил. 

Дом отважных трусишек – так называет главный врач детское отделение больницы. А прототипом главного врача послужил знаменитый доктор Гавриил Абрамович Илизаров, который точно сказочный волшебник, возвращает к жизни, казалось бы, неизлечимо больных людей, делает их здоровыми и счастливыми. 

Повесть рассказывает о мужестве маленьких пациентов, о самоотверженности врачей, о том, как вместе врачи и дети побеждают болезни. Повесть не документальна, но в ней рассказывается о том, какие новые методы лечения нашeл и успешно применил зауральский доктор. Но, самое важное, то, что писатель прежде всего стремится показать маленьких пациентов, передать их огромное желание преодолеть свой недуг и стать здоровыми. Вместе с Надей Ермаковой и еe подружками по палате читатель пройдeт через многие испытания и узнает радость победы, которую одержала героиня книги над собой. И эта радость была для неe самой большой на свете. 

Крапивин В. П. Самолет по имени Сережа. Любое издание

Роме Смородкину из повести “Самолет по имени Сережка” одиннадцать лет. Половину жизни он провел в инвалидном кресле - в раннем детстве мальчик упал спиной на железный прут. Мама считает, что Роме лучше жить в интернате для инвалидов, где созданы специальные условия для таких ребят, как он. Но сам Рома другого мнения: «Мне казалось, что интернат похож на больницы, в которых я лежал много раз и подолгу. И которые мне тошно вспоминать. Опять будут палаты с кроватями в ряд, белые халаты, запах лекарств и кухни, который не исчезает в коридорах. Короче говоря, казенный дом. И не единого уголка, где можно остаться одному. Я же там зачахну от тоски! Мне надо, чтобы вокруг были родные стены, которые я люблю до последней трещинки. Чтобы рядом все было привычное, мое. Мой стеллаж с книгами, мой телевизор, мой булькающий и ворчливый кран на кухне, мой пылесос, с которым я управляюсь не хуже мамы. Мой балкон и мой двор за окнами. И чтобы мама была рядом каждый день. Вернее каждое утро и каждый вечер... Неужели она этого не понимает?! А мама снова и снова заводила разговор об интернате: - Тебе нужен коллектив, товарищи. Такие же, как ты. Чтобы ты чувствовал себя равным среди равных... Но я не хотел быть таким равным.

Нет, не подумайте, что я как-то по нехорошему относился к инвалидам. Если бы я сам умел ходить, я мог бы вполне подружиться с больными ребятами и помогал бы им во всем. От души, а не из жалости. По-моему, такие ребята всегда должны быть с обыкновенными мальчишками и девчонками. И среди них стараться себя чувствовать равными». 

Рома всей душой стремится к чуду, которое смогло бы разорвать суровую реальность. И у него появляется друг, умеющий превращаться в самолет… 
Крапивин В. Та сторона, где ветер : Повесть / Владислав Крапивин; рис. В. и Л. Петровых. – М. : Дет. лит., 1985. – 286 с., ил. 

Спасая вместе с друзьями котенка, трехлетний Владик получил травму головы и ослеп. Сейчас ему уже одиннадцать лет и он неустанно ведет борьбу со своей бедой. Рядом с Вадиком – все понимающий отец и верные друзья, всегда готовые прийти на помощь. 

Красавин Ю.В. Теплый переулок. М. : Детская литература, 1990. – 95 с. 

Мальчик Митя попадает в больницу (а находится она в Теплом переулке). Отношения с ребятами в больничной палате у него не складываются. А все потому, что он отличается от них. Но не тем, что он из деревни, и не тем, что он смешно окает. А тем, что ему предстоит всего лишь одна несложная операция по исправлению сустава на руке. Он не надолго задержится в больнице и вскоре вернется домой. Другие ребята из палаты об этом могут только мечтать. 

А еще эта повесть о первой любви – полной нежности и заботы. И о первой тяжкой утрате. Но, не смотря на это, Митя на протяжении всей своей жизни с большой теплотой вспоминает о Теплом переулке. 

Кротов В.Г. За бродячим подсолнухом (Том 1) / Виктор Кротов; илл. А. Власовой. - М. : Центр "Нарния", 2003. - 288 с.: ил. 

Девочка Кю, увлекающаяся верховой ездой, и её брат Айн, прикованный к инвалидной коляске, никак не ожидали, что их ждёт такая чехарда невероятных встреч и приключений. Вот Манная Тётя, которая может превращаться во что угодно. Вот самовольный вертолёт свил себе гнездо на вершине горы. Вот кругодыры живут, не замечая неба над головой. Вот влюблённый крокодил, вот стенобойщики и стеностройщики... 

В таком путешествии не заскучаешь, даже если просто оглядываться по сторонам. Но брат и сестра втянуты в самую гущу событий. Ведь они не просто гостят в удивительных сказочных мирах, а стремятся отыскать неугомонный бродячий подсолнух. 

Кротов В. Г. За бродячим подсолнухом (Том 2) / Виктор Кротов; илл. А. Власовой. - М . : Центр "Нарния", 2003. - 192 с.: ил. 

Айн и Кю проходят через один сказочный мир за другим. В мире догадок они встречают и лазальщика Гарби-Барби-Варби-Бара по имени Топпи, и Секундёнка, который делает всё так быстро, что никто не успевает заметить, и многорукого, многоногого Бимби-Кримби, и клоунессу Дрипочку. Ребятам удаётся побывать в купе поезда, вывернутого наизнанку, и в гостях у Вечности, и в чирикающем домике.

Тем временем Айн учится у сестры ездить на лошади, а её учит водить автомобиль. И оба продолжают учиться Искусству Человеческой Жизни, пониманию её замысла. 
Линдгрен А. Нет в лесу никаких разбойников: Сказки / Астрид Линдгрен; пер. со шведск. И. Новицкой; худож. И. Викланд, И. Ванг-Нюмен. – М.: Семья и школа, 1995. – 272 с.


Калю уже шестнадцать лет, но он не может ходить и все время лежит один в своей комнате. «Когда он был маленький, он сильно заболел, а после у него отнялись ноги». Чтобы ему не было скучно, две маленькие девочки решили подарить ему на Рождество «что-нибудь живое – только что родившегося котенка». 
Шмитт Э-Э. Оскар и Розовая Дама // Шмитт Э-Э. Оскар и Розовая Дама. Мсье Ибрагим и цветы Корана. Дети Ноя / Шмит Эрик-Эмманюэль; пер с фр. А. Браиловского, Г. Соловьевой, Д. Мудролюбовой. – СПб : Издательский дом «Азбука-классика», 2008. – С. 7-73. 

Главный герой повести - десятилетний Оскар болен лейкемией. Он пишет письма Господу Богу, с юмором и детской непосредственностью рассказывая о забавных и грустных происшествиях больничной жизни. За этим нехитрым рассказом кроется высокая философия бытия, смерти, страдания, к которой невозможно остаться равнодушным. 

Э-Э. Шмит, один из самых ярких современных европейских писателей, нобелевский лауреат рассказывает о своей повести «Оскар и Розовая Дама»: «Я, к сожалению, проводил из этого мира многих людей, которых любил. В основу «Оскара и Розовой дамы» была положена не смерть ребенка, а смерть моей жены. Мне кажется, что если в литературе нет того, что мы сами пережили, – нет и самой литературы. Я сам серьезно болел и тогда понял, как человек беззащитен в эти важные минуты, когда он теряет силы, когда приближается смерть. Я поправился, но почувствовал, что в моей ситуации было просто... неприлично выздоравливать. Мне было почти стыдно за это. И захотелось написать книгу, посвященную болезни, которая говорила бы о том, как надо болеть и как относиться к смерти. Я подумал, что ребенок, вероятно, будет самым показательным и самым всеобъемлющим персонажем. Я обратил внимание, что дети гораздо более открыты, они реже скрывают от себя правду, чем взрослые, им важно говорить абсолютно откровенно о своей болезни и смерти». 

Хилдик Э. Питер Брейн и его друзья. / Пер. с англ. И. Гуровой; рис. Г. Епишина. - М . : Детская литература, 1969. - 126с. 

Главный герой книги Питер Брейн длительной болезнью прикован к постели. Но у него много друзей, которые не дают ему скучать и делают все, что в их силах, чтобы он вместе с ними учился и участвовал во всех играх. Да и сам Питер очень изобретательный мальчуган. 
Эльф Р. Синий дождь: повесть 

Эта небольшая психологическая повесть – о хрупкости телесного и душевного мира маленького человека. И о том, как легко этот мир разрушить. А еще - о дружбе, которая может сотворить чудо… 

Маленькая Саша собирается ехать в интернат для немых и глухонемых детей. Саша не может говорить: «Когда-то давно умела немножко, как все маленькие дети. А потом, когда ей не было еще трех лет, ее очень испугал пьяный тракторист, переехавший на ее глазах перебегавшую через дорогу собаку, и с тех пор Саша молчала». 

Она стала «…«непонятной девочкой» даже для близких людей, а уж малознакомые старались совсем не общаться, вроде как даже побаивались ее немоты. Саша тоже сторонилась и детей, и взрослых». И живет в своем особом мире. Но у девочки есть друг «Самый лучший друг на свете»: сосед Саша (правда, совсем взрослый – мамин одноклассник). С его помощью девочка не только познает окружающий мир, но и вновь обретает возможность говорить. 

Для тех, кто вырос

Алексин А.Г. Раздел имущества. Любое издание. 

«А у меня была родовая травма. Врач акушер на миг растерялась, замешкалась. И в моей еще ни о чем не успевшей поразмышлять голове произошло кровоизлияние, но, как сказал, утешая маму, один из лечивших меня врачей, «ограниченного характера». Характер был «ограниченный», а ненормальность охватила весь мой организм и стала всеобщей… Но история моей болезни вошла в историю: не потому, что я заболела, а потому, что в конце концов вылечилась». 

Заслуга в том, что героиня книги Вера выздоровела, полностью принадлежит ее бабушке. Искренние отношения бабушки и внучки, построенные на полном взаимопонимании и заботе, оказались целительными. Бабушка, практически, заменила Вере родителей, что вызвало ревность с их стороны. Бабушку Анисию и Веру разлучают… 

Амичис Э. Де. Сердце: Записки школьника / Эдмондо Де Амичис; пер. с итал. В. Давиденковой; худож. В. Фиросова. – М., 1993. - 271 с. 


«... смотри с уважением на детей, которые, пара за парой, выходят из разных институтов: слепых, глухонемых, калек, сирот, брошенных детей. Помни, что это перед тобой проходят горе и милосердие человечества. 

– Правда ли, синьор учитель, что вы учили слепых? 

– Да, в течение многих лет, – ответил тот, и тогда Деросси негромко прибавил: 

– Расскажите нам о них что-нибудь.

– Ах, мальчики, подумайте о том, что некоторые из них потеряли зрение в течение нескольких дней, другие – после долгих лет болезни и многих страшных хирургических операций, а многие так и родились, во мраке ночи, которая для них никогда не засияет зарей, вошли в мир, как в огромное подземелье, не знают даже, как выглядит человеческое лицо! Представьте себе, как они должны были страдать и как страдают, когда смутно стараются понять страшную разницу между ними и теми, кто видит и как они спрашивают себя: «Откуда же взялась эта разница? Ведь мы ни в чем не виноваты». ...... когда я расставался со слепыми детьми, мне казалось, что мы – это счастливое исключение, что мы обладаем незаслуженной привилегией видеть дома, людей, небо. 

.... я уверен, что среди вас нет ни одного, кто не почувствовал бы себя готовым отдать часть своего собственного зрения, чтобы дать хотя бы слабый отблеск его этим бедным детям, для которых солнце не имеет света, а мать – лица. 

Амлинский В. И. Жизнь Эрнста Шаталова: Роман. - М. : Детская литература, 1978. - 334с. 

Жизнь главного героя – инвалида на костылях мрачна, мучительна, тягостна. Положение усугубляют сложные отношения с соседями по коммунальной квартире. Но и такая жизнь не лишена радостей: « Я мыслю – значит, я существую. Да, мыслю, читаю, думаю, смотрю на людей, слушаю их или просто лежу, полузакрыв глаза, и тысячи сложнейших ощущений и ассоциаций трогают меня. Значит, я живой, значит, у меня есть мой собственный мир, исковерканный, но не лишенный смысла». «…ты должен усвоить: пока у тебя есть голова и сердце, ты обязан существовать не как обрубок, не как инвалид – раб своей немощи, а как личность. Как личность, которая знает то, что и другим неведомо. Пока у тебя варят мозги, мир еще принадлежит тебе и ты еще живой, кое на что способный. Ты его еще можешь перевернуть, этот мир, понимаешь?». 

«Бедные здоровые люди, они не понимают, что весь покой и здоровье их условны, что одно мгновение, одна беда – и все перевернулось, и они сами уже вынуждены ждать помощи и просить о сострадании». 

Бажов П. П. Хрупкая веточка. Любое издание

«У Данилы с Катей, - это которая своего жениха у Хозяйки горы вызволила, ребятишек многонько народилось. Восемь, слышько, человек, и все парнишечки… Ребятки здоровеньки росли. Только одному не посчастливилось. То ли с крылечка, то ли еще откуда свалился и себя повредил: горбик у него расти стал. Бабушки правили, понятно, да толку не вышло. Так горбатенькому и пришлось на белом свете маяться. Другие ребятишки, - я так замечал, - злые выходят при таком-то случае, а этот ничего - веселенький рос и на выдумки мастер». 

Теперь уже сыну Данилы-мастера предстоит выдержать испытание Хозяйки Медной горы…
Буджолд Л. М. Барраяр / Лоис Макмастер Буджолд; пер с англ.- М.: АСТ; Люкс, 2004. – 1060 с. 

Один из романов научно-фантастического цикла «Сага о Форкосиганах». В романе появляется на свет один из главных персонажей саги Майлз Форкосиган. В раннем периоде беременности мать Майлза подверглась террористической атаке отравляющим веществом. Последствием явилось разрушение костной ткани плода. Ребёнок родился крохотным и уродливым, с чрезвычайно хрупкими костями. Лечение Майлза продолжалось в течение всего детства и юности и было достаточно мучительным. Ходить он смог лишь в возрасте трёх лет. 

Физическая немощь Майлза компенсировалась чрезвычайно гиперактивным характером и довольно рано проявившимся стремлением управлять окружающими людьми. Прибавьте честолюбие, изощренный ум, сокрушительное обаяние и способность находить проблемы на собственную голову, и перед вами Майлз Форкосиган. 

Проследить за судьбой героя можно в следующих романах саги: «Ученик воина», Игра форов», «Этан с Афона», «Цетаганда», «Границы бесконечности», «Братья по оружию», «Танец отражений», «Память», «Комарра», «Гражданская кампания», «Подарки к Зимнему празднику», «Дипломатическая неприкосновенность». 

Вехова М. Бумажные маки: Повесть о детстве / Марианна Вехова. – М.: Путь, 1999. – 144 с. 

Эта книга написана взрослым о своем инвалидном детстве, в попытке понять глубинный смысл страданий. «Я ведь была тем страдающим безвинно ребенком, одиноким в мире страха, крови, войны, ребенком, о котором можно было вопросить: каков смысл этой боли, одиночества, надвигающейся инвалидности — безысходного горя до конца дней? ... Когда я была больным ребенком, одиноким среди чужих, когда кричала от боли, грызла руки, мучилась в лихорадке, погружалась в страхи, — я жила этим — болью, жаром, страхом, была внутри страдания. А только отпускало, я, усталая, спала... Это взрослым было тяжело на меня смотреть извне... Сейчас, сама взрослая, я понимаю в полной мере, каково это — видеть муки ребенка. Но ведь и боль одинокого старика, обманутой девушки, избитой мужем женщины, юноши, попавшего в руки садистов, ужас и отчаяние ракового больного, умирающего в пустой квартире, — разве они меньше тех моих детских мук? Кто их может взвесить и сравнить? 

Возможно ли — жалеть одного больше, чем другого?.. Очищает ли страдание? Я видела и по себе знаю — подавляет, искажает, уродует. Может быть, очищает сопротивление этим искажениям? Может быть, возвышает победа над своей слабостью? Тогда мне нельзя отсекать себя теперешнюю от прошлой, зачеркивать мои победы, такие тяжелые, давшиеся такой большой ценой, и отворачиваться от поражений, которые мне так много помогли понять...». 
Гальего Г. Белое на черном. Любое издание 

Рубен Давид Гонсалес Гальего — автор и герой книги «Белым по черному» — «русский испанец», внук генерального секретаря коммунистической партии Испании. Рук у него практически нет. Да и ног тоже. То есть они, конечно, есть, но полностью атрофированы. Наличие же умной головы и благородного сердца в нашем мире явно недостаточно для достойного существования. 

Реальностью ежедневного ада для Гальего долгое время были дома для детей-инвалидов и дома престарелых. 

«Не понимаю я этих здоровых», — говорит один из персонажей. Действительно, им нас не понять. А нам не понять их. Нам не понять, как это возможно — без всякой надежды (уже в девять лет герой книги осознает, что никогда не будет ходить) продолжать бороться за свою жизнь, сохранять чувство человеческого достоинства…

«Что остается у человека, когда не остается почти ничего? Чем оправдать свое жалкое полусуществование полутрупа? Зачем жить? Я не знал тогда, я и сейчас не знаю. Но, как Павел Корчагин, я не хочу умирать до смерти. Я буду жить до последнего. Я буду драться». 

По духу книга Гонсалеса Гальего очень близка к книгам Николая Островского и Аркадия Гайдара, стоит в одном ряду с ними. Она о герое, не знающем компромиссов, сражающимся за жизнь против всего мирового зла… 

Короленко В. Г. Слепой музыкант. Любое издание 

Это произведение известного русского писателя связанно не только с чисто литературными, но и с естественнонаучными, медицинскими проблемами. "Основной психологический мотив этюда составляет инстинктивное, органическое влечение к свету", - писал автор в предисловии к шестому изданию своей повести. 

Подробнее он рассуждал в одном из писем: "Мне говорили часто и говорят еще теперь, что человек может тосковать лишь о том, что он испытал. Слепорожденный не знал света и не может тосковать по нем. Я вывожу это чувство из давления внутренней потребности, случайно не находящей приложения. Концевой аппарат испорчен - но весь внутренний аппарат, реагировавший на свет у бесчисленных предков, остался и требует своей доли света". 

Петя родился в богатой семье помещика. Мать, установив его слепоту, пыталась окружить младенца излишней опекой, начала баловать его, но ее брат Максим, потерявший на войне ногу, потребовал, чтобы к племяннику не проявляли "глупую заботливость, устраняющую от него необходимость усилий". И в дальнейшем дядя Максим оставался строгим и добрым другом Пете, не позволяя ему чувствовать свою неполноценность, в конце концов вселив в него уверенность в возможность духовного прозрения, что и происходит в финальной сцене повести: Петя, уже испытавший счастье семейной жизни, отец зрячего сына, став пианистом, завораживает своей игрой огромный зал. 

Критики отмечают, что повесть, редкая по силе оптимизма, дает убедительный пример несломленной судьбы, она очень поэтична и правдива в деталях. 

Крюкова Т. Ш. Костя + Ника =. Любое издание 

Это одна из самых популярных книг известной писательницы - повесть о силе любви, способной, казалось бы безнадежно больного человека поставить на ноги. 

В одном из интервью автор книги сказала: «Меня часто спрашивают, были ли у меня в окружении люди, похожие на героев "Костя + Ника". Не было. К счастью, я не сталкивалась с теми проблемами, с которыми пришлось столкнуться им. Меня саму несказанно удивило появление именно таких героев. Когда я начинала эту книгу, мне и в голову не могло прийти, какой пласт я копну. Я думала, что напишу приключенческую книгу… но Костя и Ника оказались более сильными личностями и настояли на своем сюжете». 

Поняв, что замысел романа требует специальных знаний, Тамара обратилась за помощью в Валентину Дикулю, который, несмотря на занятость, нашел время не только для консультации, необходимой писателю, но и подсказал, каким образом чудо сделать реальностью. Таким образом, получилась книга, дающая надежду, которую с большим интересом обсуждают в школах-интернатах для детей с нарушением опорно-двигательного аппарата. 

Лакшин В. Я. Закон палаты: Повесть / В.Я. Лакшин; худож. В. Басков, 

Н. Филиппов. – М.: Дет. лит., 1990. — 192с.: ил. 

Повесть о московских подростках, в судьбах которых сошлись три беды: болезнь, приковавшая их к постели, отрыв от родителей, родного дома и война, забросившая их вместе с клиникой на далёкий Алтай. С 1942 по 1945 год в селе Белокуриха жили дети, эвакуированные из Всесоюзного пионерского лагеря «Артек». Среди них был и Владимир Лакшин - будущий писатель, автор настоящей книги. 

Шесть человек в одной больничной палате — это маленькая модель мира со всеми его страстями: отчаяньем и надеждами, горем и радостью. 

Лиханов А. А. Солнечное затмение. Любое издание 

«Все беды – это солнечные затмения, – сказала Лена, – а жизнь – само солнце». У Лены хорошая, дружная семья. Но девочка в результате родовой травмы лишена возможности передвигаться. Почти все время она проводит в интернате среди таких же больных. Теперь, летом, живя дома, она особенно болезненно ощущает свое несчастье. Ее переживания обостряет знакомство с Федором, у которого свои проблемы: пьющий отец, вызывающий всеобщие насмешки. 

После знакомства с Федором мироощущение Лены меняется, она по-новому видит окружающих людей. Если «…прежде этот водоворот ее не касался, там шла чья-то чужая и чуждая ей жизнь», то «теперь получалось, что это чуждое задевало ее …». Она особенно остро начинает чувствовать чужую беду. Раньше сосредоточенная только на своих переживаниях, девушка теперь стремится помочь другим: «Доброта! Вот! Это единственное, чего желала теперь Лена. Бесконечно доброй – единственно такой! – желала она быть. Везде, всегда, со всеми». 

Юные герои и их ровесник-читатель начинают понимать: есть непреходящие общечеловеческие ценности. Но есть среди них и то, что особенно дорого юному человеку: умение понять себя и других, не ранить душу близкого, найти себя, свое место среди людей. А для Федора самым важным стало осознание своей ответственности за все происходящее в жизни: за себя, за родителей, а, главное, за тех, кто нуждается в его защите. 

Суортхаут (Свортаут) Г. Благослови зверей и детей: Повесть / Глендон Свортаут; пер. с англ. В. Орла. – М., 1994, - 64 с. 

В 1877 году в США законом впервые был ограничен отстрел канадских бизонов с поездов. Впрочем, отстрел продолжался в других, не менее бесчеловечных формах: например, бизонов сгоняли за ограду, а жаждущие развлечений люди могли пострелять в них за деньги. Но не все воспринимали это как должное. Например, мальчишки-подростки из обычного скаутского летнего лагеря – их возили смотреть на такую «охоту» в соседний штат. И вот эти мальчишки потихоньку завели ночью лагерный грузовичок и поехали выпускать бизонов на свободу. Дорога длинная, и про каждого из них автор успел рассказать его историю. Все они были очень печальными – заброшенных детей с трудно преодолимыми сложностями развития не зря собрали в отряд под названием «Писуны». И поскольку каждый из них так или иначе пережил предательство взрослых, им было важно не предать бизонов, которые были в их глазах беззащитными жертвами. По книге бы снят известный фильм Стенли Крамера. 

Текст книги выложен на сайте «Великий Кристалл»: 

http://halbien.fromru.com/books.htm 

__________________________________________________________________________________

Материалы с сайта:

http://mv-lomonosov.blogspot.ru/p/blog-page_26.html
перейти в каталог файлов


связь с админом